Налоговиков лишили возможности взыскивать «потерянные» недоимки

 

 

Задолженность по налогам, признанная фискальным органом безнадежной, не является убытком бюджету. К такому выводу пришел Конституционный суд России.

В спорной ситуации оказался абаканский индивидуальный предприниматель Илья Машуков. Еще в конце 2013 года по итогам проверки налоговая инспекция уличила его в незаконном списании в пользу фиктивных контрагентов (так называемых «фирм-однодневок») почти 37,5 млн рублей НДС. Бизнесмен обратился в арбитражный суд, который приостановил исполнение решения о взыскании недоимки, 5,7 млн рублей пени и 750-тысячного штрафа. Вместе с тем по итогам рассмотрения дела выводы фискальной службы о нарушении были признаны обоснованными.

В марте 2015 года налоговая инспекция обратилась в суд с заявлением о выдаче приказа на взыскание соответствующей суммы, но служители Фемиды не приняли его, указав на необходимость предъявления иска. Однако он также был оставлен без рассмотрения, так как судебный приказ по делу не выносился и не отменялся. Новое исковое заявление налоговиков суд отклонил из-за пропуска инспекцией шестимесячного срока давности. В итоге в мае 2016 года фискальная служба приняла решение о признании задолженности безнадежной к взысканию и списании.

С пятой попытки следственный комитет возбудил против Ильи Машукова уголовное дело по факту уклонения от уплаты налогов, сразу прекратив его из-за опять же пропуска давности привлечения к ответственности. Но суд признал незаконным само возбуждение дела, по существу реабилитировав предпринимателя.

Тогда прокуратура квалифицировала списанную недоимку как причиненный бюджетной системе материальный ущерб и подала иск о его возмещении. Абаканский городской и республиканский суды признали такие требования необоснованными. Тогда как Верховный суд России пришел к выводу, что пропуск инспекцией специального срока для обращения с требованием о взыскании задолженности по уплате налога не означает отсутствие оснований для привлечения ответчика к ответственности за нарушение налогового законодательства. Руководствуясь таким указанием высшей инстанции, пересматривая дело, республиканский суд через пять лет после начала конфликта взыскал спорную сумму с бизнесмена. «Признание постановлений о возбуждении уголовного дела и о его прекращении незаконными, а также списание недоимки как безнадежной к взысканию не свидетельствуют об отсутствии убытков, причиненных бюджетной системе», – заключила апелляционная коллегия.

Обращаясь в Конституционный суд России, Илья Машуков оспаривал в первую очередь нормы Гражданского кодекса РФ, которые позволяют при отсутствии со стороны гражданина уголовного проступка взыскивать списанную налоговую недоимку в счет возмещения причиненного государству вреда.

Рассмотрев жалобу абаканского предпринимателя, служители конституционной Фемиды напомнили, что еще в декабре 2017 года вынесли постановление по схожему делу, признав допустимым использование гражданско-правовых механизмов как вынужденную и единственно возможную меру «для обеспечения неукоснительного соблюдения конституционной обязанности платить законно установленные налоги и сборы». Более того, утрата возможности принудительно взыскать недоимку также свидетельствует о причинении публично-правовому образованию самостоятельного вреда (АПИ писало об этом решении – Налогонеплательщиков обяжут заплатить). 

С другой стороны, при разрешении таких вопросов нужно учитывать причину возникновения проблемы – противоправные действия налогоплательщика или упущения (халатность) со стороны фискальной службы. В последнем случае ответственность за последствия нельзя возлагать на граждан: «Иное истолкование и применение указанных законоположений, в том числе судами, нарушало бы конституционные принципы справедливости и юридического равенства, связанный с ними принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства», – заключил Конституционный суд России.

Отметим, что вопрос возможности проведения проверок, привлечения к ответственности и применения иных мер к налогоплательщику за пределами сроков давности неоднократно рассматривался высшими инстанциями. Российские служители Фемиды допускают такие действия при наличии злоупотреблений со стороны соответствующей компании или гражданина, в том числе уклонения от проверки, сокрытия материалов и иных действий. В свою очередь, Европейский суд по правам человека, рассматривая дело нефтяной компании «ЮКОС», признал такой подход противоречащим принципу правовой определенности и окончательности: «Срок давности – предусмотренное законом право нарушителя не подвергаться преследованию или суду по истечении определенного срока после совершения правонарушения», – заключил Европейский суд, исключив расширительное толкование такого понятия.

Справка

По данным Федеральной налоговой службы, в 2019 году было проведено 9,3 тысячи выездных проверок, по итогам 9 тысяч (96 процентов) зафиксированы нарушения. Сумма доначисленных налогов, пеней и штрафов составила почти 300 млрд рублей.

Совокупная задолженность перед бюджетом по фискальным платежам на 1 января 2020 года оценивалась в 1,8 трлн рублей. Ежегодно списывается недоимка 22,4 млн налогоплательщиков на 552 млрд рублей, в том числе 7,1 млрд в связи с истечением срока давности. 

По данным портала «Судебная статистика РФ», в минувшем году суды общей юрисдикции рассмотрели более 4,6 млн исков (заявлений о выдаче судебного приказа) о взыскании налогов и сборов, 99 процентов из них на 849 млрд рублей были удовлетворены.

Источник: Агентство правовой информации