Тюремная компенсация

Российские законодатели предоставили заключенным и арестованным специальное право на получение компенсации за плохие условия содержания. На ее выплату выделяется более миллиарда рублей. Тем не менее правозащитники критически оценивают принятый закон и сомневаются в эффективности вводимых мер.

26.12.2019. АПИ — Право на возмещение причиненного незаконными действиями органов государственной власти вреда гарантировано Конституцией России, соответствующие нормы закреплены в иных нормативных актах. Однако на практике они не работают, что вынуждает бывших заключенных и обвиняемых подавать сотни жалоб в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Не виноватые мы

Согласно действующему Гражданскому кодексу РФ, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда вред возмещается за счет казны независимо от вины таких органов. Вместе с тем российские суды не только возлагают на потерпевших бремя доказывания фактов нарушения их прав условиями содержания в исправительных учреждениях и следственных изоляторах, но и отклоняют иски таких граждан из-за отсутствия в деятельности учреждений Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) или МВД России состава вины. Ведь чиновники не намеренно переполняют камеры и создают в них порой невыносимую обстановку – такие ситуации объясняются объективными причинами, в первую очередь недостаточным финансированием уголовно-исправительной системы из бюджета.

Иначе спорный вопрос оценивает ЕСПЧ – по мнению страсбургских служителей Фемиды, отсутствие у должностных лиц умысла на причинение обвиняемым или осужденным вреда, финансовые, технические и иные трудности не освобождают государственную пенитенциарную систему от обязанности обеспечить надлежащие условия содержания под стражей и уважение достоинства заключенных. Все подобные аргументы со стороны властей не принимаются. По существу Европейский суд презюмирует причинение морального вреда гражданам, условия содержания которых не соответствовали международным стандартам.

Принятые поправки закрепляют этот принцип в российском законодательстве: «Выплата компенсации производится вне зависимости от вины федерального органа исполнительной власти, учреждения, их должностных лиц, на которых в соответствии с законодательством возложены обязанности по обеспечению надлежащих условий содержания в учреждениях уголовно-исполнительной системы и изоляторах временного содержания органов внутренних дел. Также закон освобождает от бремени доказывания, налагаемого на заявителя в рамках рассмотрения дела о взыскании компенсации, – обязанность опровержения его доводов по существу возлагается на российские компетентные органы», – поясняют в Министерстве юстиции РФ. 

При подаче административного иска заключенному или обвиняемому нужно будет заплатить государственную пошлину в размере 300 рублей. Положительное для истца решение по такому делу подлежит немедленному исполнению. Для ускорения процесса предписывается в самом административном иске указывать реквизиты банковского счета, на который он просит зачислить соответствующую сумму. Вместе с тем присуждение компенсации вне зависимости от ее размера лишает потерпевшего права требовать возмещения еще и морального вреда.

Сколько стоит евро

Конкретный размер суммы компенсации будет определяться судом с учетом фактических обстоятельств допущенных нарушений, их продолжительности и последствий. Принятый закон не предусматривает ни минимальных или максимальных лимитов, ни даже примерной методики или ориентировки по расчету таких сумм.

Оценивая ожидаемые бюджетные расходы на выплату таких компенсаций, в Министерстве юстиции РФ напоминают, что ЕСПЧ присудил 353 пожаловавшимся в Страсбург заключенным 3,4 млрд евро, то есть в среднем по 9,6 тысячи на «пострадавшую душу». Тогда как российские суды оценивают причиненный таким лицам вред примерно в 352 рубля (в две тысячи раз ниже). Поэтому в юридическом ведомстве предлагают готовиться к получению до 5,5 тысячи исков о компенсации ежегодно, но выплачивать каждому в среднем по три тысячи евро (то есть 230 тысяч рублей). В федеральном бюджете на эти цели планируется ежегодно резервировать 1,3 млрд рублей.

Но если механизм взыскания компенсаций окажется действенным, количество исков может вырасти в десятки раз. По последним опубликованным данным, только в 70 процентах следственных изоляторов условия содержания соответствуют российскому законодательству и международным стандартам. С учетом того, что ежегодно под стражу заключается около 100 тысяч обвиняемых, 30 тысяч из них вправе будут предъявить соответствующие финансовые требования. Еще около 190 тысяч осужденных отправляется в исправительные учреждения, условия содержания в которых также не всегда соответствуют отечественным и европейским стандартам.

С другой стороны, чиновники юридического ведомства надеются на улучшение ситуации. В рамках государственной программы «Юстиция» ведутся реконструкция действующих и строительство новых СИЗО и исправительных учреждений. Снижению количества заключенных должна способствовать последовательная декриминализация ряда деяний (в том числе в экономической сфере). Перерасчет сроков содержания под стражей (АПИ подробно писало об этом – Арифметическая амнистия) позволил сократить число заключенных примерно на 20 процентов. Хотя даже по самым оптимистичным прогнозам, обеспечить 100-процентное соответствие условий содержания подследственных в СИЗО международным стандартам удастся только к 2025 году.

Эксперты подтверждают, что многое для исправления выявленных ЕСПЧ проблем уже сделано: «Прежде всего законодателем были расширены меры пресечения. Появились новые, о которых ранее не приходилось и мечтать, – домашний арест, денежный залог, запрет на совершение определенных действий. То есть государство реально работает над проблемой и старается ее решить, в том числе обсуждаемым законом», – убежден член Белгородской коллегии адвокатов Борис Золотухин.

Хорошо забытое вчера

По мнению авторов принятого закона, «создание эффективных национальных средств правовой защиты и признание их таковыми Европейским судом позволят перенести бремя защиты прав российских граждан на национальный уровень»: «Это положительно отразится на имидже Российской Федерации, а также будет способствовать существенному сокращению расходов федерального бюджета, связанных с выплатой компенсаций по постановлениям Европейского суда», – убеждены законодатели.

Опрошенные эксперты критически оценивают принятый закон. По их мнению, и действующее законодательство предоставляет осужденным и обвиняемым достаточные правовые механизмы для подачи соответствующих исков. Более того, важное постановление ровно год назад принял Пленум Верховного суда России. Высшая инстанция возложила на соответствующие органы и учреждения (административных ответчиков) бремя доказывания соблюдения надлежащих условий содержания лишенных свободы, то есть по существу презюмировала их нарушение. Причем таковыми признаются в том числе переполненность камер, отсутствие индивидуального спального места, достаточного для чтения естественного либо искусственного освещения, недостаточность вентиляции, отопления, возможности пребывания на открытом воздухе, затрудненный доступ к местам общего пользования и достаточной приватности таких мест, невозможность поддержания удовлетворительной степени личной гигиены, нарушение требований к микроклимату помещений, качеству воздуха, еды, питьевой воды, защиты лишенных свободы лиц от шума и вибрации.

Советник Федеральной палаты адвокатов и член Совета при Президенте России по развитию гражданского общества и правам человека Игорь Пастухов обращает внимание, что новый закон предусматривает возможность обращения с административным иском о выплате компенсации только совместно с требованием о признании незаконными соответствующих действий органов или должностных лиц: «Непонятно, зачем предусматривается необходимость «двойного иска», если при рассмотрении требования о выплате компенсации суд должен установить сведения об условиях содержания, о характере и продолжительности нарушения и иные обстоятельства и их последствия. А присуждение компенсации никак не обуславливается признанием наличия вины органа или должностного лица ФСИН в создании таких условий», – вопрошает Игорь Пастухов.

Также правозащитники поясняют, что приняв на первый взгляд важный закон, государство формально исполнило соответствующее предписание ЕСПЧ – принятое еще в 2012 году так называемое «пилотное» постановление. Благодаря этому власти смогут примиряться с подавшими соответствующие жалобы, в одностороннем порядке признавая нарушение и выплачивая компенсацию в 6,5 тысячи евро. До сих пор она составляла в среднем 12,8 тысячи евро для каждого обратившегося в Страсбург заключенного или обвиняемого.

Эх, дороги...

Кроме того, никак не решается другая актуальная проблема – условия транспортировки так называемого спецконтингента в автозаках и соответствующих вагонах. В частности, одиночные отсеки используемых автомобилей «ЗИЛ» и «КАМАЗ» по площади и высоте в принципе не отвечают европейским стандартам (ЕКПП). Общие отсеки таких спецавтомобилей площадью от 3,6 до 4,2 кв. метров также не позволяют обеспечить надлежащие условия транспортировки большого числа перевозимых лиц в течение длительного времени ввиду нехватки сидячих мест и свободного пространства, особенно учитывая недостаточные вентиляцию и обогрев. В купе (камеры) железнодорожных вагонов Европейский суд разрешает помещать не более шестерых осужденных, российский норматив наполняемости – 12 человек.

«Пилотное» постановление по этой проблеме ЕСПЧ принял в апреле этого года (АПИ писало о нем – По этапу с комфортом), предоставив российским властям полтора года для исправления ситуации. По данным Министерства юстиции РФ, в ведомственную инструкцию уже внесены изменения, предписывающие снизить наполняемость больших отсеков в вагонах-заках с 12 до 10 человек, малых – с 6 до 4. Также ведется разработка новых двухэтажных вагонов для спецконтингента, оперативного автомобиля «А2» и модернизация существующего автопарка ФСИН и МВД России.

Справка

По данным Федеральной службы исполнения наказаний, в исправительных колониях отбывает наказание 427,8 тысячи осужденных, в СИЗО находится 97,1 тысячи человек. С начала года такой «спецконтингент» сократился на 33,1 и 2,7 тысячи человек соответственно.