Трехэтажное правосудие

Уже с 1 октября принятые областными судами решения можно будет обжаловать в независимые кассационные и апелляционные инстанции. Одновременно завершается масштабная процессуальная реформа, призванная упростить работу самих служителей Фемиды. Сами же участники споров, в первую очередь экономических, должны быть готовы к новым обременениям.

16.09.2019. АПИ — В настоящее время в качестве третьей – кассационной инстанции, для большинства рассматриваемых судами общей юрисдикции дел выступает президиум областных и приравненных к ним судов (краевых, республиканских, городских в Москве и Санкт-Петербурге и так далее). Причем до коллегии доходят только единицы обжалованных решений – предварительно их оценивает один из судей, который вправе практически произвольно устанавливать необходимость рассмотрения дела по существу.

Условно-открытая инстанция

Такая система «фильтрации» вызывала недовольства участников споров и юридического сообщества. Европейский суд по правам человека в течение многих лет вообще не признавал кассацию инстанцией, обжалование в которую являлось условием обращения в Страсбург. В свою очередь, Конституционный суд России не усматривал в этом вопросе неопределенности: «Само по себе введение предварительной процедуры рассмотрения жалоб, в рамках которой определяются правовые основания для дальнейшего движения дела, отвечает правовой природе и не может расцениваться как не совместимое с правом каждого на судебную защиту и на справедливое судебное разбирательство», – многократно отмечали служители Фемиды.

Согласно решению, принятому Пленумом Верховного суда России 12 сентября, с 1 октября впервые вводится система так называемой «сплошной кассации». По словам председателя Верховного суда России Вячеслава Лебедева, все кассационные жалобы будут «рассматриваться коллегиально, в заседаниях с приглашением сторон, что позволит более эффективно исправлять судебные ошибки, повысить правовую защищенность граждан и бизнеса». 

Эта работа делегируется десяти специально созданным кассационным судам. «Они образованы по экстерриториальному принципу, в соответствие с которым границы судебных округов не совпадают с административно-территориальным делением государства. Этот принцип максимально исключает возможность влияния региональных должностных лиц и других групп интересов на осуществление правосудия. В территориальную юрисдикцию каждого кассационного суда входят от 7 до 13 субъектов Федерации. Критерием формирования судебных округов являются доступность правосудия и уровень служебной нагрузки», – заявил Вячеслав Лебедев, выступая на заседании Пленума. 

Одновременно упрощается и процедура подачи кассационных жалоб. Теперь к ним не потребуется прилагать копии оспариваемых решений, которые и так есть у суда. Зарегистрированные пользователи Единого портала государственных и муниципальных услуг смогут подавать жалобы в электронном виде, в том числе путем заполнения унифицированной формы. Высшая инстанция также разъяснила, что кассационные жалобы на вступившие в силу до 1 октября решения можно будет подавать в течение шести месяцев. Тогда после этой даты срок сократится до трех месяцев.

С другой стороны, принцип «сплошной кассации» не распространяется на промежуточные решения по уголовным делам, а также вынесенные после пересмотра вышестоящей инстанцией приговоры.

В деревню, в глушь, в Саратов!

В то же время многим подавшим кассационные жалобы участникам споров придется либо участвовать в заседании заочно, или тратить порой немалые средства и нести иные затраты на поездки в другие регионы. Десять новых судов объединяют в среднем по десять субъектов Федерации, причем далеко не всегда логично. Рассмотрение споров москвичей делегировали Второму кассационному суду, офис которого расположен в промзоне «Северное Очаково» на территории бывшего радиозавода (для него, предположительно, столичные власти выкупят здание бизнес-центра «Верейская плаза»). Тогда как третьей инстанцией для рассмотренных в Московской области дел будет Первый кассационный суд, находящийся в Саратове. Чтобы попасть на заседание Восьмого кассационного суда, жителям Норильска придется преодолеть 1,5 тысячи километров напрямую или 2,5 тысячи на автомобиле, а расстояние от города Мирный до Девятого кассационного суда займет почти 48 часов. Значительно лучше решен вопрос в Санкт-Петербурге – Третьему кассационному суду отдали часть построенного по проекту Франческо Растрелли Воронцовского дворца (ранее его занимало Суворовское училище).

Семи новым апелляционным судам делегировали разрешать жалобы на решения областных и приравненных к ним судов, принятых по первой инстанции. В первую очередь это уголовные дела по особо тяжким преступлениям, в том числе рассмотренные жюри присяжных, решения по оспариваю нормативных актов субъектов Федерации и ряд других дел. Причем жалобы на принятые, например, Тюменским, Свердловским и Челябинским областными судами решения предписывается подавать в расположенный в Санкт-Петербурге Второй апелляционный суд. 

Еще сложнее сложилась география военных судов: единая кассационная инстанция будет работать в Новосибирске, апелляционная – в подмосковном закрытом городе Власиха.

Дипломный контроль

Также с 1 октября ужесточаются требования к представителям. Вести дела в арбитражных судах смогут только предъявившие диплом о высшем юридическом образовании, а также адвокаты, руководители компаний и патентные поверенные. Сами себя вправе защищать индивидуальные предприниматели, частные лица и арбитражные управляющие. В судах общей юрисдикции «образовательный ценз» вводится при рассмотрении дел в судах областного уровня, Верховном суде России, а также в новых кассационных и апелляционных инстанциях.

Вопрос о допуске не имеющих специального образования представителей оказался одним из самых дискуссионных. Верховный суд России предлагал требовать диплом от всех участников споров, но в итоге непрофессионалам разрешили участвовать в заседаниях мировых и районных судов. 

Неоднозначно оценивается и легитимность подобных ограничений. Еще в 2002 году схожая норма была закреплена в Арбитражном процессуальном кодексе РФ: в качестве представителей юридических лиц допускались их руководители, штатные сотрудники и адвокаты. При этом законодательно порядок контроля определен не был – судьям лишь рекомендовали при необходимости проверять трудовые книжки или иные документы. Более того, формально защищать компанию разрешалось хоть нанятому ею дворнику без диплома, но запрещалось – квалифицированному частнопрактикующему юристу без статуса адвоката или сотруднику консалтинговой фирмы.

Конституционный суд России подтвердил возможность введения квалификационного ценза, но признал установленные ограничения незаконными. Ведь спорная норма не предъявляла особых требований к качеству предоставляемой юридической помощи: «Следовательно, государство не гарантирует ее надлежащий уровень, а потому не вправе возлагать на организации обязанность выбирать в качестве представителей только адвокатов или содержать юристов в штате. Законодатель вправе предусмотреть преимущества для адвокатов при допуске их в качестве представителей в суде, если необходимость таких преимуществ обусловлена публичными интересами. Однако при этом он должен обеспечивать баланс публичных интересов и прав и законных интересов лица при выборе представителя для судебной защиты, не допуская несоразмерного ограничения как права на судебную защиту, так и права на получение квалифицированной юридической помощи», – констатировали служители конституционной Фемиды.

Легитимными они признали и требования предъявлять диплом о юридическом образовании представителей, участвующих в административных спорах (АПИ писало об этих выводах – Конституционный суд РФ: споры с государством должны вести только профессиональные юристы).

Не все коту масленица

Многочисленные другие поправки оценивают экспертами неоднозначно. Например, с 1 октября в исках к гражданам нужно будет указывать дополнительные сведения об ответчике: как минимум – дату и место рождения, обязательно один из идентификаторов – СНИЛС, ИНН, серию и номер паспорта, водительского удостоверения, а если известно – место работы. Эта информация впоследствии включается в исполнительный лист с целью точного определения должника и исключения взыскания порой немалых сумм с однофамильцев. Тогда как федеральный закон защищает персональные данные, и легально получить такие сведения вопреки желанию ответчика большинству истцов будет затруднительно.

В то же время истцы защищаются от неопределенности в вопросах подсудности отдельных споров. До сих пор происходили ситуации, когда арбитражный суд отказывался принимать иск, считая, что его должен рассматривать суд общей юрисдикции, а районный суд – наоборот. Теперь же служители Фемиды должны будут сами передавать по назначению даже очевидно поданный «не по адресу» иск. Также уточняется порядок возмещения судебных расходов, в том числе выплаченного адвокату или иному представителю гонорара – выигравшая спор сторона может подать такое заявление в течение трех месяцев со дня вступления в законную силу последнего судебного решения.

Арбитражным судам делегируется выносить приказы о взыскании до полумиллиона рублей задолженности по хозяйственным договорам. Такие решения принимают даже без извещения ответчиков, которые, в случае несогласия с принятым приказом, вправе требовать его отмены. С 500 до 800 тысяч рублей увеличивается лимит суммы исков против юридических лиц, которые могут рассматриваться в порядке упрощенного производства – без очного судебного заседания на основе позиций и доказательств, представляемых сторонами через специальный интернет-портал.

С другой стороны, эксперты напоминают, что благодаря широкому обсуждению предложенных Верховным судом России изменений (АПИ подробно о них писало – Процессуальное упрощение) принятия большей части самых неприятных для участников споров удалось избежать. В частности, планировалось освободить служителей Фемиды от обязанности составлять мотивировочную часть вынесенных решений при отсутствии поданного в очень ограниченный срок ходатайства одной из сторон. Против такого упрощения выступили не только правозащитники, но и чиновники Министерства юстиции РФ. Компромисса – расширения категорий споров, по которым решения должны изготавливаться в обязательном порядке, достигнуть не удалось.

Кроме того, предлагалось разрешить судьям ограничить время выступления, лишать права слова и даже удалять участников гражданско-правовых споров и их представителей, если их речи «касаются не имеющих отношения к разбирательству вопросов». Схожая норма закреплена в действующем Кодексе административного судопроизводства РФ, но практика ее применения пока не сложилась. Не одобрили законодатели и идею освободить служителей Фемиды от необходимости письменно извещать стороны обо всех заседаниях, возложив в том числе на частных лиц обязанность самостоятельно отслеживать рассмотрение их дел через сайты судов. Возражая против такого упрощения, эксперты указали на ненадежность государственной информационной системы (ГАС) «Правосудие» и несвоевременное обновление сведений на сайтах судов общей юрисдикции. В перспективе планируется создать на Едином портале государственных и муниципальных услуг так называемый суперсервис «Правосудие онлайн», гарантирующий доставку электронных уведомлений (АПИ писало о таком проекте – За пять лет российское правосудие переведут в онлайн). 

Справка

По данным портала «Судебная статистика РФ», в 2018 году российские суды общей юрисдикции вынесли 885 тысяч приговоров, 22,2 млн решений по гражданским и административным делам. 

Участниками споров было подано 194,8 тысячи кассационных жалоб и представлений по уголовным делам, почти 340 тысяч – по гражданским и административным. Рассмотрено по существу (возбуждено кассационных производств) – 10,2 тысячи (5,3 процента от обжалованных) и 9 тысяч (2,6 процента) соответственно.

Арбитражными судами разрешено 1,9 млн дел, в том числе 634 тысячи в порядке упрощенного производства.